Коррупция в новой-старой полиции по-днепровски

Нынешнее руководство ГУ НП в области сейчас ничего и никого не боится.

Размеры взяток в этом силовом ведомстве, с приходом нового начальника Владимира Огурченко, взлетели в разы.

С 2014 года подполковник Огурченко занимал другое не менее «хлебное место» — должность начальника Днепровского управления Департамента внутренней безопасности Нацполиции.

Днепряне, неужели Вы ещё искренне думаете, что Ваш обидчик будет сидеть и что Ваши нарушенные права будут защищены Законом?

Сейчас в ГУ НП в Днепропетровской области решается все просто: дал денег — переквалифицировали уголовное производство, дал еще больше денег — уголовного производства нет.

Есть и тарифы на то, чтобы оппонента «завалить».
Всё строго по прейскуранту.

Уверяю Вас: взятки стали выше, а схемы изощреннее, но при этом если раньше полицейские боялись наказания, то теперь уже нет.

Пришли молодые, «голодные» полицейские – увбэшники.
Они много вложили в то, чтобы попасть в новую – старую полицию, и хотят отбить вложенное.

Цена вопроса

О том, что коррупция процветает в ГУ НП в Днепропетровской области, говорят даже официальные источники.

Например, за $25 тыс. мошенник ушёл от уголовной ответственности, $10 тысяч стоило решение о том, чтобы закрыть глаза на работу нелегального игрового клуба, в $15 тысяч обошлась волокита и прекращение уголовного производства в отношении гр. П., совершившего уголовное правонарушение, по признакам ч. 4 ст. 296 УК Украины (хулиганство с применением огнестрельного оружия), который действовал в составе группы лиц, $300 тыс. — обошлось закрытие уголовного производства по факту самозахвата земельного участка площадью 200 га Петриковским рыбхозом.

Уверяют, что есть «прайс» и на открытие уголовного преследования по заказу и т.д..

Конечно, все зависит от «жирности» клиента.

Если обычный предприниматель, то десяти тысяч баксов обычно хватает, а если кто-то известный, политик там, бизнесмен, то цена вопроса — где-то 100–200 штук баксов.

Но из-за эффективной работы НАБУ и ГБР у Владимира Огурченко сейчас резко выросли риски и сильно поднялись цены.

В кругах предпринимателей и адвокатов также рассказывают, что в последнее время суммы взяток значительно выросли.

Полицейские прямым текстом говорят, что появилось множество контролирующих органов, НАБУ свирепствует, и поэтому стали просить прибавку за риск.

За то, чтобы следователь не требовал большого наказания в элементарном бытовом криминале, будет достаточно $5–10 тыс.

Бывает, что Владимир Огурченко умышленно создаёт проблемы бизнесменам, чтобы они оплатили затем то, чтобы полиция от них отстала.

Недавно в Днепре был «наезд» на бизнесмена, его и в СИЗО закрывали, и требовали бизнес отдать.
Там речь шла о нескольких миллионах долларов, которые он потратил на то, чтобы откупиться.

На самом деле борьба с коррупцией и люстрация — показуха ради красивых заголовков.

В ГУ НП в Днепропетровской области есть несколько коррупционных направлений: «основная статья доходов — все, что происходит вокруг уголовного производства: открытие или закрытие дела, арест обвиняемого с соблюдением всех процедур или намеренно допущенными нарушениями, которые защита может потом оспорить.

Также можно договориться о том, чтобы не оглашали подозрение.

Большое значение для перспектив дела в суде имеет формулировка обвинения при передаче дела в суд, и тут также есть коррупционный риск.

Отдельно оплачивается лояльность прокуроров в суде.

Дело можно «похоронить» на этапе расследования и на этапе суда, как это происходит в Кировском(Центральном) районном суде г.Днепропетровска, в ходе уголовного дела, в отношении мошенника гражданина З.

Можно через Владимира Огурченко скорректировать, как прокуроры будут вести себя в суде — будут ли подыгрывать адвокатам за то, чтобы снять арест с имущества.

Можно через него добиться смены прокурора на более сговорчивого и менее дорогого.

Главный способ заработка для Владимира Огурченко — за определенную мзду закрыть уголовное дело, которое было возбуждено полицией.

Сейчас настолько упало качество следствия, что нет смысла договариваться в прокуратуре.
Многие дела просто разваливаются или зависают в судах.

Они кричат, что судьи плохие, но если судья открывает материалы дела и видит, что там ничего нет, то, что ему делать?

Как берут

Былой практики передачи денег напрямую из рук в руки, говорят наши источники, уже избегают.
Полицейские прекрасно осведомлены, когда по ним работают спецслужбы.

Поэтому очень редко назначают дату и место, чтобы напрямую получить деньги.

Чаще стали встречаться завуалированные взятки в виде дарственных на авто, или передача наличных через третьих лиц.

Посредниками, как правило, выступают адвокаты, например, такие как экс-прокурор, Наталья Ж..
Особенно это распространено сейчас, поскольку многие следователи полиции переквалифицировались в адвокатов.

По большому счету никто и не планирует преодолевать коррупцию в ГУ НП в Днепропетровской области: невозможно преодолеть коррупцию в отдельно взятом ведомстве.

С приходом Владимира Огурченко на должность начальника управления, поднятие денег «наверх», стало ключевым заданием всего государственного аппарата, входящего в структуру ГУ НП в Днепропетровской области.

В настоящий момент все резонансные уголовные производства, благодаря Владимиру Огурченко и его профильному заму Михаилу Куратченко, проданы или похоронены.

Обвиняемые массово откупаются от следствия, тем самым уклоняясь от уголовной ответственности.

«Смотрящим» за финансовыми потоками и ответственным за генерацию «кэша» «наверх» в ГУ НП в Днепропетровской области, по праву можно считать «бессменного» первого заместителя начальника ГУ НП в Днепропетровской области – начальника следственного управления – Михаил Куратченко.

Куратченко Михаил Витальевич – начальник следственного управления ГУНП в Днепропетровской области. Тихий и непримечательный мент-тунеядец.

Руководство таких, «ровных», любит и всячески поощряет наградами и продвижениями по службе. Запомнился жителям Днепра спусканием на тормозах дела об избиении титушней активистов днепропетровского майдана 25 ноября 2013 и 26 января 2014 года.

https://gorod.dp.ua/blog/blog.php?id=12097

За виртуозное играние желваками и метание стрел в адрес активистов майдана на пресс-конференции в марте 2017 снискал благосклонность другого, не менее одиозного мента Днепропетровщины, Виталия Глуховери – в тендеме, с которым работал до написания последним заявления по собственному желанию.

http://www.litsa.com.ua/show/a/17667

Что хорошего на своем высоком посту делает Михаил Куратченко для территориальной общины города и области?!

В пенатах следственных отделов – разброд и шатания. Заявления о преступлениях не регистрируются. Те уголовные производства, что открываются через суд – не расследуются, и со временем незаконно и безосновательно закрываются.

Участникам уголовных производств чинятся всевозможные препятствия в реализации их процессуальных прав: извлечения из ЕРДР не предоставляются, ведомости ЕРДР искажаются, копии постановлений следователей, в т. ч. о закрытии уголовных производств, заявителям, потерпевшим не направляются. Неисполнение решений следственных судей – вариант нормы.

Запросы СМИ, не говоря уже об обращениях простых граждан, упорно игнорируются.

Абсолютное безучастие к работе своих подчиненных, демонстрация вседозволенности и безнаказанности – вот далеко неполная характеристика главного следователя Днепропетровской области.

https://49000.com.ua/v-dnepre-aktivisty-ustroili-miting-v-p/

Не может начальник главного управления полиции в области бороться с преступностью и одновременно генерировать «кэш» с этой преступности, чтобы отдать «наверх».

Но государство построено на схеме, когда вертикаль обеспечивает вышестоящие органы за счет поборов и взяток.

Так работают все проверяющие — налоговая, прокуратура и сбу.

После всего изложенного напрашивается только одно…

Владимир Огурченко, Вы там с Михаилом Куратченко, совсем берега попутали?

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.