После спецоперации «убийство фермера» на Днепропетровщине, дело зависло в днепровском суде на 2 года

Подозреваемый-заказчик открыто требует от «исполнителя» вернуть задаток за «заказное убийство».

После имитации заказного убийства журналиста Аркадия Бабченко СБУ и ГПУ сообщали, что такая спецоперация – распространенная практика правоохранителей и едва ли не единственный способ собрать необходимые доказательства и посадить заказчика. Однако несколько громких дел с имитациями убийств до Бабченко на годы застряли в судах: быстрого расследования не получилось, заказчики на свободе, а судьи жалуются на нехватку доказательств.

Так, в материале Александра Курбатова для программы «Наши гроши с Денисом Бигусом» подводятся промежуточные итоги расследования об имитации убийства предпринимателя на Днепропетровщине.

Напомним, спецоперация произошла еще в сентябре 2016 года. Дело касалось одного из самых известных фермеров в Юрьевском района Днепропетровской области, 64-летнего Владимира Зоренко.

Впоследствии выяснилось, что его исчезновение на 16 суток и «убийство» – это спецоперация полиции, чтобы гарантированно разоблачить заказчика. Имитировали старательно.

Но через два года после успешной имитации в этой истории не хватает наказания инициатора преступления.

В июне 2016-го в полицию обратился десантник 95-й бригады Владислав Грищенко. Он сообщил, что бизнесмен Петр Генык предложил ему убить Зоренко за 30.000 долларов.

«Открыто заявил, что ему нужно, так как у меня есть квалификация подрывника-сапера, снайпера, ему надо убрать фермера. Я сказал, что я этим не занимаюсь и заниматься не буду, но он сказал так: «Если не ты, то есть другие», – рассказал Грищенко.

Далее военнослужащий якобы взял заказ. Полиция начинает спецоперацию, в ходе которой фиксирует все встречи и переговоры заказчика и «исполнителя», чтобы получить максимум доказательств, что заказчик действительно делает все, чтобы убийство произошло. На одной из записей заказчик даже рассказывает, что получил предупреждение о спецоперации против себя.

В итоге инсценировку провели поздно вечером. По легенде фермер возвращался с полевых работ, его машину остановили и его самого похитили. Для всех – фермер исчез. Селяне неделю разыскивали его тело по окрестным лесополосам. В то же время «киллер»прислал заказчику фото «убитого» Владимира Зоренко, но тот не отвечал. Заказчика задержали только через 16 дней в другом конце Украины. О раскрытии убийства много говорили в выпусках новостей. Но это было только начало.

Через два месяца после задержания организатора заказного убийства Бабушкинский районный суд Днепра отпустил его сначала под домашний арест, затем под ночной домашний арест, а в дальнейшем и просто под обязательство являться в суд по требованию судьи или следователя.

В постановлении судья ссылается на совокупность факторов: плохое состояние здоровья подозреваемого, без указания диагноза, недостаточность доказательств и затягивание процесса прокуратурой.

«Недостаточность доказательств. Вообще, их было очень, очень, очень мало. Сложности здесь дело не представляло собой: один эпизод, одно обстоятельство, свидетелей – почти никого, два-три и все. Орган досудебного следствия вообще должен был рассмотреть и закончить досудебное расследование за два месяца и вопрос бы не стал. Но следствие продолжалось дольше», – объяснил свое решение о смягчении меры пресечения судья Бабушкинского суда Днепра Юрий Слищенко.

Тот, кого следствие называет заказчиком, сейчас не имет никаких ограничений в передвижении по стране. На встречу с журналистами приехал с группой адвокатов. Пытался убедить, что стал жертвой заговора своего должника с силовиками.

«Зоренко для того, чтобы не отдавать мне долги, создал группу этих лиц: Грищенко, в первую очередь, названный киллер, и правоохранительные органы, которые занимались этой операцией»,  оправдывался Петр Генык, которого следствие называет заказчиком убийства.

В июне 2018 года «заказчик» даже сообщил «киллеру» о необходимости вернуть задаток за убийство в 6.000 долларов, да еще с процентами, выдавая ситуацию так, что это было не за убийство, а просто в долг.

«Есть расписка. Она у меня, слава богу, лежит, потому что когда меня принимали, изъяли все материалы, которые нужны и не нужны. Но та расписка, слава богу, находилась в надежном месте», – отметил Генык, подозреваемый в заказе убийства.

Он обвиняет прокуратуру в умышленном затягивании дела, якобы прокурор постоянно придумывает новых и новых свидетелей, чтобы не начинать рассмотрение собранных доказательств. В этом же прокуроров обвиняет и «исполнитель». Он уверен, что если бы доказательства рассмотрели раньше, то и речи бы не было о домашнем аресте. А еще больше возмущен требованием заказчика вернуть «задаток за убийство».

«Это прямое давление на свидетеля, потому что я еще буду давать показания в суде против Геныка», – заявил журналистам Владислав Грищенко, проходящий по делу в качестве свидетеля, который должен был выполнить заказное убийство.

Таким образом, громкое дело с громкой инсценировкой застряло в ​​суде. Заказчик во время спецоперации правоохранителей отказался контактировать с исполнителем после инсценировки. Окончательного расчета за выполнение заказа не произошло.

Как прокомментировал ситуацию адвокат Игорь Чудовский, обычно встреча с конечным расчетом в уголовном мире не практикуется.

«Это из художественных фильмов мы увидели, что имитация необходима, чтобы киллер получил окончательный расчет за совершенное преступление. Если не говорить о заказчиках бытового уровня, когда жена мужа заказала через любовника-соседа, который бухает или наркоманит… Есть же и такие заказные убийства», – отметил адвокат.

Игорь Чудовский много лет преподавал в академии МВД и только потом стал адвокатом. Он уверен, что обычно для доведения планирования убийства достаточно зафиксированных намерений и подготовки на практике. Для этого предусмотрена статья о «покушении на убийство».

«В 99 случаях успешно доказывается убийство без имитации преступления. Успешно. А если нужна картинка, нужны журналисты, если нужно поднять до уровня мирового … У нас почему-то не думают, что, подняв до такого уровня, анонсировав и объявив, потом нечем будет доказывать», – констатировал юрист.

«Имитация убийства – способ создать большой общественный резонанс, который политики активно используют для собственного пиара. Затем начнутся года судебной тяжбы. Дела, которые были на личном контроле руководителей правоохранительных органов, перестанут их интересовать. А об их громких заявлениях за несколько лет мало кто вспомнит. На это и расчет», – резюмировали журналисты в своем сюжете.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.