Командир 95-й десантно-штурмовой бригады Максим Миргородский

«Таким составом, как сегодня собирались в суде и предлагали брать на поруки мы, офицеры, собираемся только на похоронах наших товарищей. Для нас это важно.

Сегодня нам, защитникам Украины, показали, что мы для государства никто, наше мнение ничего не значит. Военнослужащие под следствием, суд еще не решил виновны они или нет, но их держат за решеткой. Люди, которые проливали кровь, люди, которые доказали, что готовы отдать жизнь ради своей страны, должны доказывать, что достойны уважения.

На свободу до приговора выпускают кого угодно. Но когда речь идет об офицерах, им выставляют залог в 20 миллионов гривен – невиданная для них сумма. Пускай суд определяет степень вины – но почему военнослужащих держат за решеткой на время суда, как будто они уголовники, как будто им нет доверия, они могут сбежать?

Я приехал, чтобы поручиться своей честью – Марченко не будет скрываться. Оказалось, это недостаточно. Даже моего слова недостаточно. Слова других офицеров и генералов. Наша страна доверяет нам идти в бой, и уверена, что никто из нас не сбежит с поля боя, верит, что мы готовы пойти смерть. Но наша страна при этом считает, что кто-то из нас сбежит от следователя.

Судьи, которые так решили, пойдут домой и будут спокойно обнимать свою семью. Потому что у нас ценят мертвых героев, а до живых дела нет.

Погиб комбриг 128-й – кто сейчас вспоминает его семью? Был шум и все уже забылось. Цена жизни солдата на войне -1 миллион 200 тысяч посмертных выплат, цена свободы и чести – залог в 20 миллионов. Вот такое настоящее отношение государства сегодня показал апелляционный суд Киева, который оскорбил тех, кто защищает Украину”.

Игорь Сушко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.