Иловайск, 4 года спустя: Убийцы из первого кольца махали руками, «смертникам» велели не сеять панику. ГПУ подтвердила Приказ руководства АТО

Весь июль 2014 сектор Д обстреливался «градами» из РФ, а в августе русские перешли к вторжению по трем направлениям – со стороны Луганска, Новоазовска, Таганрога. Разведданные о том, что «из-за поребрика» заходят регулярные подразделения поступали с 8 августа, но Иловайская операция к тому моменту уже началась. Украинских добровольцев вместе с поддержкой ВСУ в этом районе сосредоточилось 1200 — 1400. Иловайск оказался ловушкой с возможностью выхода в один конец.

Выжившие в «гуманитарном» путинском «коридоре» и семьи погибших никогда не простят руководству нашей страны парад 24 августа 2014 г., накануне которого произошло самое большое российское вторжение. В Киеве собрали много техники, которой так не хватало в боях под Иловайском. И когда, сверкая фарфоровыми зубами, министр Валерий Гелетей красовался на Крещатике, российские танки на большой скорости, открыто продвигались вглубь украинской территории. А когда эти танки окапывались вдоль будущего маршрута выхода из «котла», готовясь расстрелять украинцев в упор, в ответ на доклад об оперативной обстановке из Генштаба поступали указания: «не ссать» и «не паниковать».

На схеме – иллюстрация из украинской Википедии на тему «Бои за Иловайск».

Оказавшись в полном окружении 26 августа, добровольцы могли прорываться по нескольким направлениям, или укрепиться и обороняться, но, доверившись «слову русского офицера», их отправили двумя колоннами по навязанному врагом маршруту. В итоге по официальным данным: 366 погибли, 429 — получили ранения, 300 — попали в плен и 11 из них все еще остаются в плену… Результатом этого стратегического поражения стали Минские договорняки.

1.Почему мы оказались в Иловайске?

По последней версии Генштаба и всего президентского окружения. штурм Иловайска не имел стратегического значения. «Иловайск в июле еще имел определенный интерес для нас, как большая узловая станция, и в наших планах рассматривался, как один из тактических эпизодов в ходе всей (широкой) операции. Но уже в августе, когда мы контролировали Кутейниково (что предоставило возможность перерезать железнодорожное сообщение с Россией), не было необходимости (брать) Иловайск, как стратегический центр». – заявил генерал армии Украины, начальник Генерального штаба Виктор Муженко (тут: https://www.facebook.com/v.muzhenko/videos/2031934097137343/).

Почему и кем в таком случае на «взятие Иловайска» были направлены не только милицейские добробаты («Донбасс», «Днепр», «Свитязь», «Херсон», «Миротворец», «Ивано-Франковск»), превратившиеся в штурмовиков, но и группы 51ой, 27й и 93й бригад ВСУ, а так же находящиеся в оперативном подчинении Минобороны ВСУшные тербаты (40й – он же «Кривбас», 39й, 20й)?

Приближенные к Банковой эксперты проводят мысль о самостоятельности действий добровольцев (например, здесь: https://www.facebook.com/DmytroVovnianko/posts/584867788622143). Возмущаясь тем, что те стали кумирами нации, и объясняя жертвы так: «Из Иловайска лепили грандиозное пиар-шоу». Причем, в корыстных целях. «От Иловайска — палкой бросить в город Зугрэс, в это — Зуевская ТЭЦ, которая обеспечивает электричеством всю Донецкую область и принадлежит Ринату Ахметову. Контроль над станцией бойцами отрядов, связанных с командой Коломойского, имел бы последствия в сфере крупного бизнеса».

Но даже те из них, кто дорожит репутацией, признают, что сектор Б имел приказ осуществить окружение Донецка с двух направлений. На начало августа наши защитники успешно приближали звиздец «республик» и вопрос об освобождении Донецка выглядел актуальным. Батальон «Донбасс» базировался в Курахово, откуда до Донецка рукой подать через Марьинку, однако, его отправили к Донецку в обход через Иловайск.

Как рассказывал начштаба «Донбасса» Вячеслав Власенко, пиар-командир «Донбасса» Семенченко сказал бойцам, что «есть одно плевое дело, на день» — взять Иловайск, зачистив от «кучки сепаров». Но уже во время первой боевой разведки 10 августа выяснилось: Иловайск залит бетоном, превращен в крепость. Работали снайперы. И где бы «донбассовцы» не появлялись, их моментально накрывали. Засада ждала за каждым углом.

Тем не менее, с третьей попытки эта крепость поддалась — 19 августа «Донбасс» занял окраину Иловайска. В итоге еще до образования «котла» оказались убиты 4 лучших командира. Их впустили в город, чтобы закрыть снаружи – об этом рассказывают ветераны:

https://www.youtube.com/watch?v=hF8AsDH5jso

По данным Генсека НАТО, вторжение российских войск началось 15 августа 2014 года, но первые сообщения о «заблудившихся» начали появляться гораздо раньше. Захваченных 24 августа просто отдали в РФ (и они позднее вернулись в Украину, где «их нет», чтобы продолжать убивать). А раненые русские десантники оставались у наших добровольцев, вместе выходили по «коридору» и были расстреляны своими. Документы русские бандиты, считающие себя армией, оставили на базе под Ростовом. Номера боевых машин закрасили, нарисовав опознавательные знаки белой краской.

«Я звонил и Хомчаку (командующему сектором Б) и Березе (командиру «Днепра»), говорил: «Ребят, заходят российские войска, надо выходить, иначе будут жертвы, огромное количество, — рассказывал в интервью Громадскому ТВ в 2015 г. Геннадий Корбан. – Но Хомчак дал однозначный ответ: без приказа назад не уйду. Я набрал Гелетея и у меня был нелицеприятный разговор. Был ответ: не трусить, а Литвину, командующему сектором Д, Муженко просто сказал: «Ты что, обоссался?».

Об опасности «котла», об обстрелах со стороны РФ, а потом и о «котле» гудели в Фейсбуке родственники и волонтеры заблокированных в Иловайске бойцов. 27 августа у здания Минобороны они митинговали, скандируя: «Генштаб на фронт! Ввести военное положение!» Президент заверил: «Все под контролем».

А дальше был анонс Путина — в ночь на 29 появилось сообщение Раша-СМИ. Хозяин Кремля обратился «к ополчению Новороссии», за успехи которого выдавал действия своих «ихтамнетов». Призвал организовать «гуманитарный коридор» для окруженных. Пугая «сепаратистскими всплесками в других городах восточных областей», призывал «киевские власти» пойти на переговоры с «лидерами ополчения», а своих боевиков — «вернуть» украинских военных «их матерям, женам и детям».

На заднем плане фото «Радио Свобода» — боец у портрета донецкого учителя истории Юрия Матущака, который записался в «Днепр-1», пропал 29 августа 2014го, и был идентифицирован спустя более чем полгода (о нем мы писали тут: https://ord-ua.com/2016/02/23/kak-bank-dlya-teh-kto-lyubit-ukrainu-izdevaetsya-nad-ottsom-pogibshego-geroya/).На переднем плане – мама и девушка расстрелянного тогда же полтавчанина Антона Цедика (бт «Донбасс»).

Вот воспоминания выжившего в путинском «коридоре»: «Проезжая сквозь первое кольцо, мы четко видели, что окружены российской армией, а не сепаратистами. Об этом свидетельствовала их бронетехника (бронемашины МТ-ЛБВМК с крупнокалиберными пулеметами «Корд» и БМД-2, танки Т-72Б3) с белыми опознавательными кругами, автоматы АК-74М, АК-103, пулеметы ПКП «Печенег» – все точно такое же, как в уничтоженной российской колоне у Многополья двумя днями ранее. Мы проезжали настолько близко, что видели их глаза. Смотрели на них, а они на нас. Некоторые даже лукаво махали нам… Как только наша колонна проехала первое кольцо окружения, начался огонь . В нашу колону полетели противотанковые управляемые ракеты, выстрелы с ручных гранатометов, мины и пули различных калибров. Командование никаких приказов не давало, кроме «колонна, на прорыв»… Огневые контакты были везде: 500м , 100м, 50м. Очень запомнился изрешеченный пулями «Спринтер» с залитыми изнутри кровью стеклами, мимо которого мы проехали рядом на максимальной скорости (прекрасно помню эти, полностью забитые личным составом, бусы в начале движения колоны)… Нам повезло, что за рулем нашего пикапа был Тугай Вовка, так как он не терял самообладания, даже сказал мне: «Не хочешь этот пиз..рез на планшет поснимать?»… В Новоекатериновке уже были украинские транспорт и бронетехника, которые также вырвались к этому месту. Тугай притормозил, чтобы задним ходом въехать во двор и занять огневые позиции, но «Пилот» почему то выпрыгнул с кузова нашего пикапа. Вокруг бегали и в разных направлениях отстреливались бойцы, перемещалась боевая техника, чтобы развернуть хоть какой-то боевой порядок. Мы все кричали Диме-Пилоту, что бы он вернулся в кузов, но он просто отрешенно стоял и смотрел на нас. Было ощущение, что он не пришел в себя после увиденного, да и наверняка его нехило оглушило взрывом от гранаты, попавшей в наш «Nissan» . Задним ходом у нас на глазах украинский БТР сбил и переехал Диму… Рядом находились двое бойцов 3-го полка спецназа с пленным российским военнослужащим. Это был Руслан Ахметов — заместитель командира разведвзода 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады (в/ч 73612) ВС РФ, который попал в плен возле п. Зеркальное. Он боялся, что кто-то может сорвать на нем злость. Но никто этого не сделал. Даже бронежилет, снятый с убитого Димы на него одели» (подробнее: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=518611961804484&id=100009670550447&__xts__%5B0%5D=68.ARCRioPpESDSjzQJRxUGJP4pJoIE3SSS0xcTNt48AWfDsQmK6bmmJ3xdPikviqVQGznQbESKh8x0s70xoyNSJQsTypvoKbtQYP52pWrMsbgtzkFNBz91bfTmEuxBMk-ogGViqFV45TKHzOAw3gvxJldaCWuMTquA1FXUAHixRXKxh_ghAJdp&__tn__=K-R).

Медсестра батальона “Донбасс” Анна Илющенкова говорила в интервью изданию focus.ua: «Парамедик батальона все время отводил мою голову, чтобы я не видела, что происходит вокруг и часть пути под обстрелом я видела только его лицо, по которому катились слезы. Везде огонь и дым, в горящих автобусах — скелеты тех, кто еще полчаса назад улыбался. В какой-то момент мне показалось, что мы уже выскочили и тут на дороге появились российские танки. Бежать я не могла: в живот попала пуля, в руку — осколки. Меня подняли на раскаленную броню российского БТР, привезли в полевой госпиталь, но, узнав, что я украинка, бросили на землю. Следователи ФСБ спрашивали, не снайпер ли я, угрожали расстрелять и палили над головой из автомата».

«При выходе из Иловайска в Многополье колонна разделилась на 2 части. Началом нашей колонны был бт «Донбасс», и когда нос въехал под Червоносельское, началась атака», — рассказал боец «Донбасса» с позывным Пастор. В этом селе они с товарищами появились так быстро, что застали врасплох и взяли в плен 5 русских танкистов. Пастор снял на видео остовы полностью сгоревших с людьми автобусов и БМП. Вот они — последствия страшного котла: https://www.youtube.com/watch?v=—A4X-KrGIw

«Вот русский танк, который приехал на нашу Родину — стрелять по мне и моим собратьям. А вот сухпай — Армия России, индивидуальный рацион питания. Так что, господа россияне, если вам ваш президент говорит, что вас тут нет, пускай он вам не брешет», -говорит Пастор, снимая доказательства российского вторжения на мобильный телефон:

https://www.youtube.com/watch?v=i1-U72O751U

Те кому удалось остаться в живых — или попали в плен, где их страшно пытали, или пешком в течение 5, а иногда 20 суток выбирались к своим. Боец Зугрэс из «Донбасса» добрался до родного городка Зугрэс, и там его обнаружили. Оказалось, кто-то слил «ДНРовцам» все персональные данные батальона.

В результате этой трагедии «Донбасс» потерял больше всех, а легкораненый перед «котлом» Семенченко пропал до 2 сентября.

 

«Не выходил на связь не только с нами, но и со своими бойцами, — вспоминает Олеся Цыбулько, волонтер батальона. – У нас был чат «Оборона Донбасса» волонтеров и комбата для обсуждений важных вопросов. Семен появился 2 сентября с фразой: «Привет. Ну, как там в инете?». Все, что его интересовало на тот момент — что пишут в инете. Затем последовал вопрос: «Как поток добровольцев? Ослаб или усилился?». На что Наташа Веселова, не скрыв раздражения, ответила: «А добровольцы могут пробиться через шквал звонков родственников погибших, раненых и пленных?».

Большинство вышедших из «котла» бойцов «Донбасса» после этого категорически отказались служить с Семенченко и сформировали бт «Донбасс-Украина» — они считают, что их комбат в погоне за политической карьерой прошагал по трупам. Но так же уверены, что кто-то в Генштабе совершил предательство, не заметив целую танковую дивизию. 62 танка насчитали бойцы и все они были расставлены в ожидании старта бойни вдоль «коридора»:

https://www.youtube.com/watch?v=wLFh0IPJETM&t=1s

Обвиняли выжившие и Руслана Хомчака с комбатом «Днепра» Юрием Березой – в том, что, отправив подчиненных легкими мишенями в колонне из «газелек» и «богданов», при первых же выстрелах развернули свои бронированные бусы и спрятались в посадке. Но, как теперь понятно, выбор маршрута был не за Хомчаком. Он не решался ослушаться приказа, а русские затягивали переговоры, чтобы взять украинцев в тройное кольцо и обустроить тактически выгодные им огневые позиции. Третье кольцо не успели достроить — Хомчак неожиданно для «ихтамнетов» дал приказ начать движение колонны.

2. Кто виноват?

Мы собрали все самые популярные варианты ответов на этот вопрос.

1)Только Путин. Об этом заявил позавчера, 29 августа 2018 года полковник Генштаба ВСУ Виктор Шидлюх: «Генпрокуратура опубликовала результаты расследования на своем сайте и там сделан правильный вывод: единственной причиной расстрела военнослужащих и других военных формирований Украины было военное преступление против украинцев».

Чтобы закрепить в головах электората эту мысль, в тот же день БПП организовал масштабную акцию у посольства РФ: «Путин, за Иловайск ответишь!”. Подтверждение того, что акция родилась не снизу: на время ее проведения перекрыли проезжую часть в обе стороны движения, участники установили на проезжей части 366 белых крестов в память о жертвах Иловайской трагедии. Саму акцию и именно такой акцент – об исключительной виновности Путина активно пиарили порохоботы во главе с представительницей БПП Ириной Геращенко, которая поблагодарила участников за правильный адресат на плакате: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1866141576806980&set=a.113185495435939&type=3&theater

Вероломство ботоксного карлика еще станет предметом Международного уголовного суда. Но только на организованную в АП акцию памяти военные ходят строем. Похоже, политическая борьба набирает обороты. Фото «Радио Свобода» с акции «Путин, за Иловайск ответишь!»

2)Петр Порошенко, Виктор Муженко, Виктор Назаров — к такому выводу пришла временная парламентская комиссия по расследованию трагедии под Иловайском, которая работала с 4 сентября по 20 октября 2014 г., и которую возглавлял Андрей Сенченко. Материалы в 6 томах, один из которых засекретили, передали в ГПУ, в госархив, а так же приобщили к материалам одного из судебных расследований (то есть – бесследно не исчезнут).

«2 августа Порошенко утвердил план стратегической операции по окружению Донецка. Взятие Иловайска было его частью, — рассказал «ОРД» Андрей Сенченко. – Там были 2 полукольца, которые должны были сомкнуться в районе Зугрэса и перерезать Гиркину в Донецке снабжение. А через несколько дней Муженко и Назаров утвердили план войсковой операции по взятию Иловайска, подготовленный штабом Назарова. Такой приказ есть в материалах комиссии, за подписью Муженко… Он был частью общего плана окружения Донецка».

Сенченко считает, что первая причина трагедии в том, что Верховный Главнокомандующий не выполнил Конституцию и Закон Украины «Об обороне Украины». В котором даны 6 признаков, в результате которых наступает факт вооруженной агрессии и нужно действовать определенным образом. «У нас весной 2014 уже были 5 из 6 признаков, а достаточно одного, который запускал алгоритм обороны страны. Этот документ находится в секретном пакете, а части есть в иных структурах. Когда запускается этот план, каждый вскрывает свой пакет и получает инструкцию: как ему надо действовать. А так как механизм не был запущен, продолжалось лживое АТО», — говорит он. Виктор Муженко был командующим АТО на территории Донецкой и Луганской областей, а Виктор Назаров был начальником штаба АТО. К Муженко претензия комиссии ВР заключается в том, что игнорировал данные разведки. «Послал людей на верную смерть из-за собственной дури, — говорит Сенченко. – Неделями не принимал никаких решений, имея полный обьем информации. То же касается начштаба АТО Виктора Назарова. У нас поминутно зафиксированы данные военных, которые информировали о составе и направлении движения регулярных войск, а в ответ им орали: «Трусы! Предатели!». Надо было выводить войска из Иловайска, но решений не принималось даже после 23 августа, когда кольцо уплотнялось, а Хомчак запрашивал разрешение на выход», — рассказал Сенченко.

3)Порошенко, Муженко, Гелетей. Таким был набор виновных от Геннадия Корбана (озвучивалось здесь: https://www.youtube.com/watch?v=gpImXMOst-c): «Порошенко не желал признавать факт российской агрессии, потому что в этом случае ему следовало бы ввести военное положение. Тогдашний Министр обороны Гелетей не мешал командовать Главнокомандующему Порошенко, а тот командовал г-ном Муженко. Порошенко и Муженко принимали решения, а задача Гелетея была — поднять флаг». По его версии, 5 августа Хомчак получил приказ от военного руководства выдвинуться на Иловайск. «Есть у меня шифротелеграммы, которые уничтожил Генштаб, но мы сохранили, чтобы когда-нибудь разобраться по справедливости», — заявлял Корбан, утверждая, что Иловайская операция была обречена на провал, так как силами милицейских батальонов не проводят военные операции».

4)Корбан и Коломойский. Версия о том, что бизнесмены из Днепра (бывший губернатор и его зам) отдавали приказы в секторе Б, доминирует в команде блогеров Банковой и сторонников БПП. Они уверяют, что никакого приказа штаба АТО о взятии Иловайска не существовало в природе, и генерал ВСУ Руслан Хомчак подчинялся не Муженко, а Корбану. Такие показания дал экс-командир батальона МВД «Шахтерск» Андрей Филоненко (член партии Ляшко и приближенный к герою наших публикаций Виталию Кропачеву). По его словам, решение о штурме Иловайска силами добробатов было принято 5 августа 2014, в Днепропетровске, в кабинете заместителя главы Днепровской ОГА Геннадия Корбана. Командирам была обещана премия – по 300 тыс $.

Сомневаться в фактах совещаний у Корбана и алчности отдельных командиров не приходится, но только версия о «карманной армии Корбана» ломается о реальные истории рядовых бойцов, которые не только не получали вознаграждения, но продали собственный бизнес и имущество, чтобы снарядить себя и товарищей в бой.

5)Петр Литвин, Павел Пивоваренко, «Прикарпатье», и тп. В первый год после трагедии предательство казалось настолько очевидным, что «орлам Матиоса» из военной прокуратуры приходилось изобретать разные объяснения. Командующего сектора Д Петра Литвина винили за то, что силами неподготовленных «пиджаков» (мобилизованых) не смог обеспечить охрану 150 км границы, обстреливаемой «братишками». Хотя, к примеру, почти все старшие офицеры «тридцатки» из Степановки и Саур-Могилы (которую так же глупо приказали брать штурмом) были убиты, попали в плен. Сам командующий Литвин еле унес ноги (мы писали об этом тут: https://ord-ua.com/2017/09/06/poshpiguvati-ne-vdalosya-kak-boevoj-ofitser-ivan-bezyazyikov-prevratilsya-vo-vraga-gosudarstva—1/).

Батальон «Прикарпатье», драпанувший в Ивано-Франковск, сыграл свою неприятную роль, но не первого и даже не второго порядка. А попытка назначить главным предателем – причем, посмертно – комбрига 51й бригады Павла Пивоваренко, который вырывался вместе с добровольцами из «котла», выглядела наиболее мерзко. Он был похоронен в безымянной могиле, оклеветан, а со временем идентифицирован и «прощен». За эти — оправдательные для Верховного Главнокомандующего — версии надо благодарить Анатолия Матиоса.

По большому счету о причинах поражения можно говорить без конца. Украинская армия тогда только начинала создаваться, между подразделениями царила несогласованность, а местами даже хаос, хромала координация даже между руководством секторов Д (Литвин) и Б (Хомчак).

А теперь внимательно читаем публикацию, на которую сослался полковник Шидлюх: https://www.gp.gov.ua/ua/news.html?_m=publications&_t=rec&id=235766

3. Выводы

Кроме выводов, которые являются промежуточными, распространенная ГПУ информация подтверждает выводы комиссии Сенченко и противоречит генеральной линии Президента.

Прежде всего, она перечеркивает распространенную еще в 2015 году начальником Генштаба информацию о том, что взятие Иловайска было идеей МВД и попыткой реванша за утрату Ясиноватой (об этом Виктор Муженко говорил тут: https://www.pravda.com.ua/cdn/cd1/2015year/ilov/index3.html).

Впервые на уровне ГПУ официально признано следующее: 11 августа 2014 руководством АТО был издан приказ, на выполнение которого командованием сектора Б разработан замысел, одной из задач которого было блокирование силами ВСУ и зачистка от незаконных вооруженных формирований г. Иловайск.

Разбивается и версия об отсутствии значения Иловайска, ибо предварительный вывод Главной военной прокуратуры говорит: приказ о взятии Иловайска был полностью обоснованным и выполнимым. Но с целью не допустить крушения созданных Россией «республик» эта «братская страна» совершила вторжение, сопряженное с непрекращающимися арт.обстрелами с территории РФ.

Отражен в официальной информации и настоящий показатель “русской доблести” — он в соотношении сил в районе Иловайска к 29 августа: личный состав — 1 к 18; танки — 1 к 11, бронетехника — 1 к 16; артиллерия — 1 к 15, «Грады» — 1 к 24-мю

В этих промежуточных выводах впервые дан ответ и на другой важны вопрос — кто и с кем договаривался о «коридоре»: следствием установлено, что 26-28 августа состоялись 12 телефонных переговоров между руководителем АТО Виктором Муженко и зам. начальника Генштаба ВС РФ Николаем Богдановским, результатом которых явились полученные украинской стороной гарантии. Выступали «гарантией» и раненые пленные, которых русские расстреляли вместе с украинцами.

На фото – олицетворение «чести русского офицера», зам. начальника Генштаба ВС РФ Николай Богдановский. Тот, что обеспечил выходящим из окружения украинцам «безопасный коридор» и командовал их расстрелом. Богдановский включен в санкционный список Канады, участвовал в военных преступлениях в Сирии.

Скорее всего, были и договоренности об условиях выхода из «котла» на уровне Порошенко-Путин, но прокуратура пока остановилась на уровне преданных Петру Алексеевичу генералов (рискуя вызвать гнев своего работодателя). Зависла в шаге — от предъявления подозрения Виктору Муженко и Виктору Назарову, которых уже обставили флажками.

Как вы помните, генерал-майор Виктор Назаров раньше наплевал на сообщения о террористах с ПЗРК и в итоге ИЛ-76 «зарезали как свинью» в луганском аэропорту (это цитата из показаний, которые мы публиковали: https://ord-ua.com/2016/07/04/delo-o-sbitom-il-76-ne-ssuschij-parketnyij-general-i-porvannyie-zhilyi-pogibshego-pilota/?page=2).И когда 24 августа 2014го этому последователю Жукова в очередной раз передали информацию о движении ста единиц российской техники, Назаров отреагировал так: «Идите нах**!»

Генерала Виктора Назарова уже осудили за преступную халатность, которая привела к авиакатастрофе Ил-76 в Луганском аэропорту — дали 7 лет. Однако, приговор застрял в апелляции, т.к. Верховный главнокомандующий не стал скрывать раздражения приговором суда первой инстанции: https://www.facebook.com/petroporoshenko/posts/976565305811195:0

Как и в случае с Иловайском, в трагедии с Ил Петр Порошенко назвал единственным виновным Кремль, тем самым давая Главной военной прокуратуре «единственно правильный месседж». А вслед за ним подключился к защите Назарова и министр обороны Степан Полторак, который обозвал приговор эмоциональным, пригрозил падением боевого духа и немного неуклюже вспомнил воду, льющуюся на мельницу врага: https://www.facebook.com/generalpoltorak/posts/733362110165461

Говорят, что Гелетей и Муженко пытались препятствовать работе временной комиссии ВР, расследовавшей Иловайск, и когда комиссия обращалась к Порошенко по этому поводу, вместо ответа поступали развязные отписки за подписью Ложкина. Так что было похоже, что АП более, чем кто-либо не заинтересована в установлении истины.

Можно представить какую бурю президентского гнева вызовет очередное обвинение в адрес Генштаба. И не потому, что Президента волнует судьба преданных ему людей (которые лишены возможности говорить в свою защиту правду). А потому, что интересует Петра Алексеевича собственный политический рейтинг.

Если военная прокуратура согласится с выводами парламентской комиссии, выйдет, что Верховный главнокомандующий справился со своими обязанностями по защите территориальной целостности на жирную двойку. А всю ответственность за судьбу украинского государства взяли на себя добровольцы. Их жизни, сожженные в Иловайске – это не только плата за ложь (АТО), но и за робость руководства, которое не менее, чем Путина, боялось самых активных и мотивированных защитников Украины.

Татьяна Заровная

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.